ioncore: (Default)
[personal profile] ioncore
Зимой 1942 года командующий Юго-Западным фронтом Николай Федорович Ватутин всей душой рвался наступать на запад, однако обстановка раз за разом вынуждала его вместо амбициозных бросков к Азовскому морю и перерезания тылов группы армий «А» решать более приземленные задачи. Так, из-за угрозы прорыва немцами кольца окружения под Сталинградом "Сатурн" превратился в "Малый Сатурн"; затем, уже в ходе операции, пришлось поворачивать на юг часть сил на помощь 24-му танковому корпусу, окруженному в Тацинской, ломая прежние планы, распыляя и рассеивая свои силы на направлении главного удара.
Похожая ситуация сложилась и у 23-м танкового корпуса под Каменском.

Продолжение, начало см. тут.

В наступлении

Согласно первоначальному плану операции ось наступления 23-го тк проходила заметно севернее и западнее Каменска: корпус должен был обойти город с севера, форсировать Донец в районе Гундоровской и далее наступать на юг, выходя в район Красный Сулин. Рядом должен был наступать 2-й танковый корпус; действуя совместно, оба корпуса выходили на тылы каменско-белокалитвенской группировки немцев и перерезали ей пути отхода на запад.

Будь этот план полностью реализован, он мог бы принести прекрасные результаты (и, зная, как события развивались в реальности, об этом сегодня можно говорить с уверенностью). К сожалению, уже к 11 января план пришлось менять: 2-й танковый корпус вводился в бой значительно южнее намеченного участка, поэтому 23-му танковому пришлось наступать в одиночку, выполняя первоначальную задачу 2-го тк. Это стало первым шагом в той череде неудачно складывающихся обстоятельств и ошибок, которые в итоге привели к провалу боев за Каменск.
kamensk_global_rendered7.png

14 января, когда в наступление перешла группировка правого крыла армии, продвижение левого крыла, начавшего активные действия несколькими днями раньше, увязало в упорном сопротивлением немцев. Если на правом крыле 23-й танковый корпус совместно с 59-й и 60-й гв.сд в первый же день прорвали оборону 304-й пехотной дивизии и, стремительно продвигаясь на запад, уже к концу дня перерезали железную дорогу Каменск - Миллерово в районе Глубокий, то левое крыло (1-й гв.мк, 2-й гв.тк, 2-й тк и 14-й ск) продвигалось довольно медленно.

Кроме того, в первый же день наступления командованием армии была допущена серьезная ошибка: 135-й танковой и 56-й мотострелковой бригадам корпуса была поставлена задача задержаться и вместе с 266-й стрелковой дивизией завершить очистку узлов сопротивления 304-й пд. Таким образом, вместо двух танковых корпусов (по первоначальному плану операции) к концу первого дня операции в район Глубокий вышли лишь две танковые бригады. Это критически ослабило 23-й тк в глубине обороны противника в первые, самые важные часы и сутки наступления и, в итоге, самым отрицательным образом повлияло на все последующие события.

На второй день наступления (15 января), повернув от Глубокого на юг и наступая к Донцу, корпус выделил от каждой танковой бригады по подвижному отряду: один для захвата мостов через р.Сев.Донец в самом Каменске, и второй - для обеспечения переправы у Малой Каменки.
Первый из них, отряд 3-й тбр, грамотно обошел немецкий узел сопротивления в пос.Ковалев, и в середине дня 15 января, проскочив под виадуком, прорвался через Старую Станицу и захватил мост через Донец. Однако в ходе последовавшего затем боя с немецкими противотанковыми и зенитными орудиями, прикрывавшими мост и поддержанными единственным случайно оказавшимся там поврежденным Pz.IV 138-го танкового батальона, все танки подвижного отряда были уничтожены.

Если бы командование корпуса располагало 56-й мотострелковой и 135-й танковой бригадами и могло выделить для захвата каменского моста мощный ударный кулак (направив вместо усиленной танковой роты, скажем, целую танковую или усиленную мотострелковую бригаду), то все последующие события могли сложиться совсем иначе. Никаких резервов на тот момент в Каменске не было, а 7-я танковая должна была подойти лишь на следующий день. Однако 56-я и 135-я бригады лишь только подтягивались в район Глубокий, а слабому подвижному отряду каменский мост захватить не удалось, и он оказался разгромлен безо всякого толка. Напротив, немцы этим боем выиграли целые сутки на подход 7-й танковой дивизии и на усиление предмостного укрепления противотанковыми средствами.

Западнее города 15 и 16 января 39-я танковая бригада и 60-я гвардейская стрелковая дивизия с приданными инженерными частями продолжали подтягивать силы на рубеж Сев.Донца и вели оборудование ледовых переправ, захватив пехотными подразделениями плацдармы на южном берегу и готовясь к форсированию реки танками и артиллерией. А вышедшие, наконец, к Глубокому 56-я и 135-я бригады были задействованы к западу от железной дороги против отходящей 304-й пехотной дивизии.
kamensk_overview_medium_150dpi.png

Мы не будем подробно останавливаться на том, как проходили бои за Каменск в последующие дни 17-19 января, это отдельная большая история. Скажем лишь, что, несмотря на все трудности, даже ослабленный удар 23-го тк и 60-й гв.сд, поддержанных 2-м тк и 50-й гв.сд (которые вышли к городу с северо-востока), оказался очень силен, и в дни максимального напряжения сил (18-20 января) не было никакой уверенности, что немцам удастся удержать город. Прими участие в боях за город в эти дни и 135-я танковая бригада, возможно, советским войскам и удалось бы переломить ход событий в свою пользу. Однако, как мы уже знаем (см. предыдущую часть), двое суток - 18-19 января - 135-я тбр простояла без горючего в районе Ковалев, и смогла перейти к активным действиям лишь утром 20 января. Это стало еще одним важным фактором, во многом определившим поражение корпуса под Каменском.

Расскажем же теперь кратко о тех, кто противостоял танкистам 23-го танкового корпуса и 135-й танковой бригады.


Предмостное укрепление Каменск

Боевая группа для прикрытия Каменска была сформирована еще в конце декабря, на тот момент в нее вошли железнодорожные части и сводные подразделения под общим командованием оберста Штаммбах (Stammbach).

Baer-Karl.png
Оберст Карл-Адольф Бэр, начальник 110-го артиллерийского командования
и командир одноименной боевой группы

В начале января командование группой принял оберст Карл-Адольф Бэр (Baer), начальник 110-го штаба артиллерии и к началу советского наступления группа состояла уже из десятка сводных рот (преимущественно из военнослужащих маршевых подразделений и отпускников 94-й пехотной, 14-й танковой и других дивизий, окруженных в Сталинграде, а также тыловиков и зенитчиков). Опиравшаяся на довольно развитую полевую фортификацию и усиленная несколькими зенитными и полудесятком случайно оказавшихся в Каменске полевых и противотанковых орудий (частью неисправных), группа, однако, по своему количественному и качественному составу не могла отразить наступление на город сколько-нибудь крупных советских сил, особенно танков. Противотанковая артиллерия практически отсутствовала, остро не хватало тяжелого вооружения, даже часть стрелкового оружия составляли итальянские и трофейные советские образцы.

Именно поэтому, с началом советского наступления и прорывом 23-го танкового корпуса в район Глубокий, когда обозначилась смертельная угроза Каменску, дивизии немецкого XXXXVIII танкового корпуса начали спешную перегруппировку. С отходом соединений армейской группы «Холлидт» на рубеж р.Северский Донец 7-я танковая дивизия сдавала свой участок и перебрасывалась на запад, к Каменску. Одновременно 6-я танковая дивизия также сдавала свой прежний участок обороны и перебрасывалась в район по правую руку от 7-й танковой к востоку от Каменска. (Любопытно, что этот маневр «назад и влево» - своеобразный «бег» подвижных соединений к северу и западу, при одновременном отходе и спрямлении линии фронта к югу и востоку - немцы были вынуждены повторять снова и снова, в том или ином виде, всю зиму 42/43 года, по мере того, как последовательно, с юга на север, переходили в наступление и рвали фронт обороны группы армий «Б» все новые и новые советские армии и фронты).

Подразделения и части 7-й танковой дивизии начали прибывать под Каменск, усиливая боевую группу «Бэр» и отходящие к Каменску подразделения оперативной группы «Фреттер-Пико» (разгромленные остатки уже знакомой нам 304-й пехотной дивизии и боевой группы «Шульдт») как раз вовремя. С северо-востока к городским предместьям уже 17 января вышли и пытались наступать 2-й танковый корпус и 50-я гвардейская дивизия, с северо-запада еще 15-16 января начали подходить танки и пехота 23-го танкового корпуса и 60-й гвардейской дивизии. Поэтому 7-й танковой сходу пришлось решать все эти проблемы одновременно: занять оборону фронтом на север и северо-восток в Малой Каменке, выделить часть сил для прикрытия Донца левее (западнее) города до Гундоровской и, наконец, усилить группу «Бэр» (особенно в противотанковом отношении).

Помимо 7-й танковой, в район Каменска сосредотачивалась по железной дороге и 302-я пехотная дивизия — та самая, на участке береговой обороны которой полугодом ранее пытался высадиться в районе Дьеппа канадский морской десант. Упорное сопротивление и грамотные действия пехоты 302-й дивизии, в сочетании с отвратительной подготовкой высадки самими союзниками, позволили немцам выдержать первый натиск, а затем прижать к морю и уничтожить десантников; не помогли и новейшие тяжелые танки «Черчилль», которые были применены там впервые. Таким образом, несмотря на свое гарнизонное прошлое, 302-я дивизия сильно отличалась в лучшую сторону от 304-й и была, в отличие от других «французских» дивизий Вермахта, которые той зимой спешно перебрасывались на Восточный фронт, вполне устойчивым и уверенным в своих силах соединением.

Проблемой, однако, являлось то, что она не могла быть немедленно введена в бой, поскольку ее первые эшелоны только лишь начинали прибывать на станцию Лихая к югу от Каменска. На сосредоточение всех, разбросанных по донбасским железным дорогам, эшелонов, могло потребоваться больше недели. Поэтому в отношении 302-й пд перед немцами стоял выбор (в чем-то схожий с выбором советских командиров летом 1941 года): либо бросать прибывающие подразделения с колес в бой по частям (и с риском быть разбитыми по частям), либо дожидаться сосредоточения хотя бы большей части дивизии, но при этом рисковать потерять Каменск. В результате, начавшие было действовать по второму варианту, по мере роста накала боев за город, немцы все же были вынуждены начать бросать прибывающие подразделения с колес в бой.

Тем не менее, даже в такой непростой ситуации дисциплина и боеспособность немецких подразделений, а также их общее превосходство в умении организовать и обеспечивать боевые действия (в первую очередь, связью, разведкой и работой тыловых органов) позволили им, несмотря на сложнейшие условия городского боя и количественное превосходство советской стороны в бронетехнике, сохранять уверенное управление всеми своими разнородными силами и по максимуму использовать свои сильные стороны. Сводные аларм-батальоны из военнослужащих разных дивизий, зенитчиков и тыловиков; боевые группы 302-й пехотной, составленные вперемешку из отдельных рот и батальонов разных полков и прибывающие со станции разгрузки пешим маршем по-ротно, по-батарейно и по-батальонно; боевые группы 7-й танковой дивизии, включающие саперов, мотопехоту, штурмовые и противотанковые орудия и танки; наконец, авиация — все это маневрировало и сражалось, подчиненное единой воле и плану и, в итоге, выиграло сражение за Каменск.
Но вернемся к действиям 135-й танковой бригады у Старой Станицы.

К исходу 19 января непосредственно в Старой Станице и на северо-западных подступах к ней оборонялись подразделения III. боевого участка группы «Бэр» и боевая группа «Вайдманн» (также подчинявшиеся группе «Бэр»).

III. боевой участок группы «Бэр» прикрывал Каменск с северо-запада и состоял из трех пехотных рот: сводных рот №18b и №22c, а также роты 304-го полевого запасного батальона. Эти роты занимали главный оборонительный периметр по окраинам Старой Станицы и опушкам леса западнее поселка (в районе Атаманского озера). На вооружении сводных рот имелось легкое стрелковое оружие, до двух десятков ручных пулеметов (немецких, итальянских и трофейных советских), несколько 50мм минометов и станковых пулеметов. Командовал участком обер-лейтенант Моммерт.

weidmann.png baranek.png
Слева - гауптманн Вайдманн, командир 58-го саперного батальона, погиб 17 января 1943 года,
справа - обер-лейтенант Эвальд Баранек, с 17 января - врио командира 58-го саперного батальона
(с) M.Bretschneider

Боевая группа «Вайдманн» была выделена 16-17 января из состава группы «Глеземер» и представляла собой штаб 58-го саперного батальона (после гибели командира батальона гауптманна Вайдманн с 17 января в командование боевой группой вступил адъютант батальона 23-летний обер-лейтенант Эвальд Баранек), которому были подчинены:
- 1./58-я и 3./58-я роты саперного батальона 7-й тд (обе моторизованные, с одним взводом на бронетранспортерах);
- два взвода тяжелых (75мм) буксируемых ПТО 1./42-й роты противотанкового дивизиона 7-й тд;
- 1./232-я батарея штурмовых орудий (4 75мм штурмовых орудия, командир обер-лейтенант Бауэр) 7-й тд;
- сводная танковая рота Шмитц (4 Pz.III и 2 Pz.IV 7./25-й и 8./25-й рот танкового полка 7-й тд, все танки с длинноствольными 50мм и 75мм пушками).

232_stug_abt.png
Экипаж штурмового орудия StuG.III 232-го дивизиона штурмовых орудий 7-й танковой дивизии,
зима 1942/43 г.

Кроме группы «Вайдманн», на северном берегу в районе Старая Станица - Скородумовка также располагались подразделения 302-й пехотной дивизии и боевой группы «Бэр», которые непосредственного участия в бою 20 января не принимали:
- в Старой Станице к востоку от железнодорожной насыпи - сводный батальон обер-лейтенанта Гирхардт (три роты отпускников 94-й пд);
- в Скородумовке III./571-й пехотный батальон 302-й пд;
- три зенитных орудия FFA (зенитного дивизиона ставки фюрера);
- россыпью (орудия направлялись со станции выгрузки в Каменск поштучно и по-взводно) 50мм и 75мм противотанковые пушки 14./570-й полковой роты и 3./302-й роты подвижного дивизиона 302-й пехотной дивизии, всего до полудесятка ПТО.

kurz.png mueller.png
Обер-лейтененаты Курц (слева) и Мюллер (справа),
командиры 1./58-й и 3./58-й саперных рот соответственно
(с) M.Bretschneider

Артиллерийская поддержка обеспечивалась огнем с закрытых позиций (ОП на южном берегу в районе Подскельный) двух — 5./302-й и 6./302-й — 105мм гаубичных батарей 302-й пд и четырех 210мм мортир 3./735-й и 3./736-й батарей тяжелого артдивизиона.

kamensk_overview_ru.png

Перед атакой

Вечером 19 января 135-я танковая бригада получила боевой приказ штакора №5, согласно которому ей ставилась задача выдвинуться в Красновку и с утра следующего дня перейти в наступление в южном направлении на Старую Станицу и далее на Каменск. Для этого следовало, наступая через тоннель под железнодорожным виадуком, захватить северо-западную часть поселка и далее прорываться к мосту через р.Северский Донец. Таким образом, план атаки фактически повторял действия подвижного отряда 3-й танковой бригады пятью дня ранее, но с привлечением несколько более крупных сил. Атаку должен был поддерживать корпусной 16-й гвардейский минометный дивизион в составе 8 установок.
В течение ночи бригада получала горючее, производила рекогносцировку и к рассвету была готова к бою.

окунев.png мезенцев.png


петров.png горбунов.png
Командиры подразделений 135-й танковой бригады,
первый ряд слева - командир 337-го тб капитан Борис Васильевич Окунев, справа - командир 338-го тб майор Андрей Иванович Мезенцев, второй ряд слева - командир мотострелково-пулеметного батальона капитан Иван Яковлевич Петров (погиб 19 января 1943 г.), справа - к
омандир минометной батареи ст. лейтенант Василий Иванович Горбунов
(с) ЦАМО РФ

В состав бригады входил сводный 337-й танковый батальон капитана Б.В.Окунева (20-21 танков, из них 13-14 Т-34 и 7 Т-70) и мотострелково-пулеметный батальон, в котором оставалось примерно 100-120 активных штыков (в предыдущие два дня 18-19 января батальон был придан 3-й танковой бригаде и понес значительные потери, погиб, в том числе, командир батальона капитан И.Я.Петров). В качестве артиллерийской поддержки бригада могла использовать свою противотанковую (3 76мм, командир ст. лейтенант Е.А.Шуралев) батарею и минометную (6 82мм минометов, командир ст. лейтенант В.И.Горбунов) роту.
В эти же часы по другую сторону линии фронта, в Старой Станице, из штаба 58-го саперного батальона было направлено в штаб 7-й танковой дивизии суточное донесение, в котором, среди прочего, отмечалось:

По показаниям пленных, противником планируется наступление в северо-западной части предмостного укрепления в районе железной дороги.

Может показаться, что запись относится как раз к планируемому удару 135-й тбр, однако это не так. Приказ №5 был получен 135-й тбр лишь около полуночи 19 января, через несколько часов после того, как в штабе 58-го батальона было составлено это донесение. Однако ранее в тот день мотострелки 3-й тбр пытались наступать из Красновки на немецкие позиции в лесу западнее Старой Станицы, результатов не добились и отошли, понеся потери. Упомянутые в донесении пленные, скорее всего, были как раз из 3-й тбр и в своих показаниях имели в виду подготовку к повторному наступлению на следующий день именно этой бригады. Вышло, однако, так, что эти показания совпали с реальными планами 135-й тбр наступать 20 января на этом же участке, что и позволило немцам быть наготове и лучше подготовиться к отражению атаки.

staff58.png
Офицеры 58-го саперного батальона в минуты отдыха:
гауптманн Вайдманн (1-й слева), обер-лейтенант Баранек (3-й слева),
батальонный врач доктор Шик (1-й справа)

(с) M.Bretschneider

Непосредственно на участке наступления 135-й танковой бригады, в северо-западной части предмостного укрепления, располагались позиции сводных рот и саперных рот 58-го батальона. Что же касается средств усиления на этом участке, то немцы ими маневрировали сообразно обстановке, однако по сохранившимся описаниям можно предположить, что на направлении главного удара бригады, у виадука, оказались сосредоточены один-два взвода 75мм ПТО 1./42-й роты, а также подтянут подвижный резерв группы — штурмовые орудия 1./232-й батареи и/или танки сводной роты Шмитц.

column.png
Колонна 1./58-й саперной роты зимой 1942/43 года
(с) M.Bretschneider

Таким образом, в атаке от 135-й танковой бригады участвовали один танковый батальон (до двух десятков танков), с потрепанным мотострелковым батальоном, почти без ствольной артиллерии (имелись лишь три 76мм пушки противотанковой батареи для стрельбы прямой наводкой), при поддержке роты 82мм минометов и дивизиона 132мм гвардейских минометов (располагавшего лишь одним залпом РС). Этими силами предполагалось атаковать узел сопротивления (располагавшийся частью в населенном пункте, частью в лесу), который занимался саперами и сводными пехотными подразделениями, был усилен полевой фортификацией (включая ДЗОТы и минные поля), располагал несколькими тяжелыми орудиями ПТО и резервом бронетехники. Наконец, в случае неблагоприятного для себя развития событий немцы могли задействовать дополнительно те орудия ПТО из состава 302-й пд, что занимали оборону в восточной части предмостного укрепления (действующие на этом участке 2-й тк и 50-я гв.сд к 20 января активные боевые действия прекратили и помочь 135-й бригаде не могли).
 
kamensk_2.png

separator.png

kamensk_1.png
Примерное соотношение сил и средств на участке наступления 135-й танковой бригады к 20 января 1943 года

К сожалению, события тех дней не так просто реконструировать. Обстановка менялась каждый час; перемешанная масса разнообразных подразделений постоянно маневрировала по промзоне и по улицам, парируя удары противника и контратакуя; при этом отчеты и донесения, например, группы «Бэр», практически не сохранились. Тем не менее, в следующей, заключительной части нашего рассказа мы попытаемся восстановить ход боев 20-21 января и расскажем, какие факторы, на наш взгляд, стали причинами разгрома 135-й танковой бригады.

7.Pz.Div-25b.png


7.Pz.Div-25a.png
Танки Pz.III (вверху) и Pz.IV (внизу) в составе колонны 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии,
зима 1942/43 г.

Окончание следует.

Благодарности

Автор выражает глубокую признательность господину Марко Бретшнайдеру, автору книги Geschichte des Pionier-Bataillons 58 1938 und des Panzer-Pionier-Bataillons 58 1940-1945 за любезное разрешение разместить фотографии из его работы в этой статье.
Ich bedanke mich recht herzlich bei Herrn Marco Bretschneider für seine freundliche Erlaubnis, Fotos aus seinem Buch Geschichte des Pionier-Bataillons 58 1938 und des Panzer-Pionier-Bataillons 58 1940-1945 in diesem Artikel zu posten.

Особая благодарностью Сергею Малине (aka Пан Серж) за фотографии 232-го дивизиона штурмовых орудий и 25-го танкового полка.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

ioncore: (Default)
ioncore

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 05:32 am
Powered by Dreamwidth Studios