ioncore: (Default)
[personal profile] ioncore
Bundesarchiv_Bild_183-L19830,_Russland,_bespannte_Artillerie_in_brennendem_Ort.jpgЗдесь будет уместным отметить, что 648 кап систематически вел огневые нападения по частям противника, дислоцировавшимся в г.Херсон (данные о точном расположении частей противника в г.Херсон мы получали от своих лазутчиков или от партизан), чем наносил противнику серьезные неприятности. В конце августа месяца сосредоточенным огнем 32 152-мм гаубиц-пушек был накрыт штаб пехотной дивизии немцев и убит командир этой дивизии - показания пленных немцев и партизан.
Из воспоминаний С.Н.Кузнецова, начальника артиллерии ЮФ

75 лет назад, 29 августа 1941 года, в 11 часов утра по местному времени, немецкими оккупационными властями города Херсона был произведен расстрел более 100 человек - сто евреев и несколько представителей советской администрации. Формальным поводом для проведения расстрела стала диверсионная деятельность против занявших город немецких войск, однако за ним последовали и другие.
До войны население Херсона составляли 60 000 человек, из них до трети - евреи. Организованной советской властью эвакуацией успела воспользоваться часть населения города, однако стремительное наступление немецких войск, а также охватившая город и власти паника в последние дни перед оккупацией не дали уехать всем желающим.

Через неделю после этого первого расстрела, 6 сентября, будут расстреляны еще 100 человек, а для оставшихся на следующий день на окраине города будет устроено гетто - фактически, обнесенный колючей проволокой и сторожевыми вышками концентрационный лагерь. К 15 сентября Зондеркоманда XIa отчитается об уничтожении 410 человек в рамках акций возмездия "за саботаж, партизанскую и диверсионную деятельность местного населения против немецких войск".

Еще через неделю евреев из гетто переведут в городскую тюрьму, и в течение следующих двух дней - 24-25 сентября - все они будут выведены в район сел Зеленовка и Рожновка и там расстреляны (несовершеннолетние - отравлены) и захоронены в противотанковых рвах, погибнет от 5000 до 8700 (по разным данным) человек. Несколькими месяцами позже, зимой 1942 года, Зондеркомандой XII будут расстреляны еще 400 человек
(в основном, женщины и дети, члены смешанных семей).

Ниже мы кратко рассмотрим события, непосредственно предшествовавшие первому из херсонских расстрелов. И
менно в эти дни исполняется ровно 75 лет тем событиям, а кое-что, происходившее тогда в Херсоне - разграбление магазинов, обстрелы города артиллерией и поиск артнаводчиков - спустя три четверти века покажется знакомым моим близким и друзьям, пережившим страшное лето 2014 года в Луганске и Донецке.

200841.jpg
К 19 августа, утомленная непрерывными боями и отступлениями 9-я армия генерал-полковника Черевиченко отходила от Николаева и реки Ингул на восток и юго-восток, к Днепру. Основная масса войск отходила на промежуточный рубеж обороны по р.Ингулец и далее к основным армейским переправам между Каховкой и Херсоном. Оттуда, по мере переправы через Днепр, дивизии армии расходились вдоль левого берега и занимали оборону на своих участках: так, на крайний левый фланг армии напротив Херсона должны были выйти и занять оборону 51-я и 150-я стрелковые дивизии.
На левом берегу занимала оборону свежесформированная 296-я стрелковая дивизия. Город Херсон первоначально прикрывал с северо-запада один батальон ее 966-го стрелкового полка, однако он к 19 августа был отведен на левый берег. Помимо этого, к Херсону отошли и переправились на левый берег вырвавшиеся из окружения под Николаевом остатки 1-го батальона 348-го стрелкового полка 51-й стрелковой дивизии, преследуемые по пятам подразделениями немецкой 72-й пехотной дивизии.
В Днепровском лимане действовали мониторы, бронекатера и другие корабли Дунайской военной флотилии, имевшие задачей не допустить переправы немцев через лиман. На левом берегу Днепра и далее на Кинбурнской косе располагались позиции морской пехоты, на островах юго-западнее Херсона находились охранение и наблюдательные посты.

peiper.jpgВслед за отходящими советскими войсками продвигался LIV армейский корпус 11-й немецкой армии. В то время, как 50-я пехотная дивизия собиралась ликвидировать советский гарнизон в Очакове, 72-я и 73-я пехотные дивизии, заняв Николаев, готовились продолжить наступление на юго-восток. К этому времени к Херсону с севера уже подошли передовые подразделения Лейбштандарта СС "Адольф Гитлер" из состава XXXXVIII моторизованного корпуса.
Вот как описывает атмосферу этих дней очевидец, Борис Евгеньевич Вадон:

Со слов жителей окраин, с северной стороны железнодорожного вокзала, показалось несколько мотоциклистов. Взобравшись на деревья, вооружившись биноклями, обнаружили, что в городе военных нет. Разведчики, развернувшись, направились в сторону Чернобаевки <прим. - к северу от города>. Через несколько часов войска СС заняли город без сопротивления.
Кое-кто из местных жителей встречал фашистов хлебом-солью. За три дня до прихода немцев городские власти с отступавшими войсками оставили город. Закрыты продуктовые магазины, склады, пекарни. Оставшиеся по заданию сотрудники Обкома подожгли бывшую мельницу Тиссена у Пакратьевского моста, лишив оставшихся горожан без хлеба. Выпустили зерно из ... гиганта элеватора в Днепр, где вода в том месте поднялась почти на метр. Жители военного фоштадта и ближайших улиц вылавливали и вычерпывали набухшую пшеницу, подъезжая на лодках. В порту была сожжена деревянная пристань... Началась паника.
Коллектив работников кинотеатра им.Коминтерна не получил зарплаты за июль месяц 1941 года. Мы, сотрудники, 2 августа целый день ожидали кассира, которая не пришла. Оказалось: директор с женой кассиром получили из госбанка на всех нас зарплату, тайно выехали из Херсона... Что оставалось делать оставшимся в оккупированном городе полуголодным жителям? Они опустошали продуктовые магазины, хлебопекарни, разбивая окна и двери, оставляя битое стекло и груды мусора. Вывозили на тачках, колясках мешки с неуспевшей дотла сгореть мукой на мельнице. Тащили консервы, масло, сахар, полуфабрикаты с завода им.8 марта, очистили полностью макаронную фабрику и конфетную фабрику им.Войкова, городские столовые и кондитерские, другие пищевые предприятия... Поклонники Бахуса толпой подошли к винкомбинату, который находился против городского театра в бывшем губернаторском доме. Взломав затворы, ватага ворвалась в подвал, разбивая ломами и топорами огромные бочки. Вино вытекало на пол, подымалось до полуметровой отметки. Пьяные, озверевшие алкаши, не замечая этого, продолжали наполнять ведра, баллоны, кувшины... Внезапно между обезумевшими началась драка. В результате один из "героев" там же в подвале утонул.


cherson1.jpg20 августа утром 72-я пехотная дивизия выбросила от Николаева на Херсон подвижный отряд (часть сил 72-го противотанкового дивизиона и другие подразделения), задачей которого было начать смену эсэсовцев, вести активную разведку обороны советских войск по левому берегу и, по возможности, попытаться захватить плацдарм; с этой целью на усиление передового отряда придавалась 903-я команда штурмовых лодок. Днем 20 августа этот отряд подошел к западной окраине города и установил связь с подразделениями Лейбштандарта СС. К исходу дня вслед за передовым отрядом на Херсон начал выдвижение и 124-й пехотный полк дивизии.
К 21 августа передовой отряд вышел на восточные окраины Херсона и начал рекогносцировку "дельты" Днепра южнее города, изучая возможность организации переправы через эти огромные, залитые водой (глубиной 1-2 м) и заросшие высокой травой и камышом, пространства. Результаты разочаровали: хотя противостоящие советские войска и были немногочисленны, места возможных переправ прекрасно просматривались и насквозь простреливались с левого берега, всякая попытки переправиться тут привела бы к большим потерям. В этот день советская артиллерия впервые обстреляла Херсон: на улицах города разорвалось около 20 снарядов небольшого калибра - очевидно, огонь вели 76.2мм дивизионные пушки.
22 августа к передовому отряду в Херсоне присоединился 72-й саперный батальон, в 17-00 по местному времени в Херсоне развернулся и дивизионный командный пункт 72-й пехотной дивизии. Поздно вечером в город начали втягиваться и передовые подразделения 124-го пехотного полка, что, наконец, позволило подразделениям СС сдать ему задачи обороны и комендантской службы в городе и уйти на север к главным силам Лейбштандарта. С этого момента город занимала исключительно 72-я дивизия; за эти три дня (20-22 августа) ее подразделения потеряли лишь двоих человек убитыми и двоих ранеными рядового и унтер-офицерского состава.

cher_price.jpgСо следующего дня 23 августа ситуация осложнилась, огонь артиллерии 9-й армии стал значительно сильнее. Советские орудия били как по немецким разведчикам в районе Антоновки, так и по городским кварталам Херсона. При этом советские артиллеристы проявили удивительную осведомленность: снаряды падали среди домов прямо в расположении штаба дивизии и штаба саперного батальона, в результате чего за день было ранено девять человек рядового и унтер-офицерского состава. В итоге немцы решили сменить расположение обоих "засветившихся" штабов и, казалось, могли теперь вздохнуть с облегчением. Однако на следующий день, 24 августа, обстрелы продолжились, причем помимо штаба 124-го пехотного полка, его III. батальона и 72-го противотанкового дивизиона, под огонь попало и новое расположение дивизионного штаба!
Огонь снова вела легкая (дивизионная) артиллерия осколочными снарядами и с большим рассеиванием, огонь не был особо интенсивным и не приводил к каким-либо серьезным разрушениям в городе, но буквально выкашивал открыто расположенных людей - как немецких солдат, так и жителей города. Потери дивизии в этот день оказались значительны - было убито четверо и ранено тринадцать человек рядового и унтер-офицерского состава, а также ранен и эвакуирован в тыл один из штабных офицеров, лейтенант Вибе (начальник снабжения 72-го противотанкового дивизиона).
Любопытно отметить, что именно в эти дни по приказанию штаба Южного фронта в 9-й армии планировалось провести частью сил форсирование Днеправ и занятие Херсона, для чего с обороны были сняты по полку от 51-й и 150-й стрелковых двиизий. К счастью, операция эта не состоялась ввиду очевидной недостаточности сил и бесперспективности и действия советских войск ограничились артобстрелами города и спорадической активностью бронекатеров и других кораблей и судов Дунайской военной флотилии.

cher_collab.jpgРазмышляя над удивительной точностью этих обстрелов, в командовании дивизии пришли к выводу, что огонь советской артиллерии корректируется расположенными неподалеку наблюдателями, а районы расположения штабов им сообщают агенты из местного населения или переодетые военнослужащие. Немцы прекрасно знали, что в Херсоне и окружающих поселках остается значительное количество военнослужащих КА, по разным причинам не сумевших переправиться через Днепр; в соседней Белозерке в плен были взята группа из 25 человек рядовых красноармейцев. По городу начались фильтрационные мероприятия - то, что сегодня называется зачистками: все жители обязаны были зарегистрироваться и получить пропуски в городской комендатуре, а на улицах начали массово задерживать мужчин призывных возрастов для выяснения личности и выявления бывших военнослужащих и возможных артнаводчиков.

hansen.jpg25 августа прошедшие в первой половине проливные дожди превратили дороги в окрестностях Николаева и Херсона в непролазную грязь (на советской стороне от сильных грозовых разрядов вышли из строя и все средства связи). Тем не менее, командный пункт LIV армейского корпуса завершил марш и развернулся в западной части Херсона: в предверии форсирования Днепра командиру корпуса требовалось быть ближе к исходным рубежам. Противостоящие советские войска встретили генерала кавалерии Ханзена горячо: впервые за эти дни по Херсону начала бить и тяжелая 152мм артиллерия (это были 2-й и 3-й дивизионы 648-го корпусного артполка, приданные 150-й стрелковой дивизии). В течение дня весьма точный огонь велся как по расположению тылов дивизии (убиты один и ранено трое человек рядового и унтер-офицерского состава), так и по огневым позициям и - опять - по району расположения штаба дивизии. Очевидно, несмотря на то, что в ходе зачисток за 24 и 25 августа было задержано уже около 700 человек, шла их фильтрация и выявление артнаводчиков, настоящих советских агентов арестовать не удалось.

2508.jpgОбстрелы легкой и тяжелой артиллерией продолжались и на следующий день 26 августа, причем потери резко вырасли: был убит один и ранено пятнадцать человек рядового и унтер-офицерского состава, кроме того, был легко ранен лейтенант фон Рольф, командир велосипедного эскадрона (остался в строю); в результате обстрелов погибли также 16 лошадей. Из-за непрекращающихся обстрелов в этот день командование дивизии было вынуждено, наконец, отвести штаб глубже в тыл, за городскую черту (севернее Херсона).
На следующий день 27 августа, однако, все стало еще хуже: несмотря на то, что немецкая артиллерия заявила о подавлении двух советских батарей (причем якобы добилась прямого попадания в выложенные на грунт боеприпасы), обстрелы продолжались и принесли дивизии самые большие потери за весь ее "херсонский" период - 7 убитых и 26 раненых человек рядового и унтер-офицерского состава. Теперь уже был вынужден перенести свое местоположение "пристрелянный" штаб 124-го пехотного полка; впрочем, как мы помним, ранее подобные перемещения штабов немцам не слишком-то помогали. Благодаря показаниям перебежчика немцы уже знали, что на левом берегу против  Херсона находятся 218-й легкий и 225-й гаубичный артполки 51-й стрелковой дивизии (очевидно, про 648-й корпусной артполк перебежчик ничего не знал), однако сделать мало что могли. Корпусная артиллерия, включая 20-е артиллерийское командование и разведывательный дивизион, поддерживавшие 50-ю дивизию у Очакова, только начали прибывать к Днепру, и сразу шли на участок соседней 73-й пехотной дивизии, где намечалось проводить форсирование.
28 августа не произошло особых изменений - обстрелы продолжались, хотя немецкая артиллерия и заявила о подавлении сразу восьми советских батарей. На тот момент 72-я дивизия за неделю пребывания в Херсоне уже потеряла 13 человек убитыми и 68 ранеными.

По всему выходило, что огонь артиллерии корректируется наблюдателями где-то в городе, по рации или скрытой проводной линии связи через Днепр. Начальник разведывательного отдела LIV. армейского корпуса гауптманн Швабедиссен поставил задачу прибывшим отрядам из 647-й группы тайной полевой полиции и Зондеркоманды XIa от СД найти и обезвредить наводчиков. Под руководством специалистов работа закипела - обыскивались подозрительные дома, велись поиски радиопередатчиков, а проинструктированные должным образом военнослужащие повсюду высматривали подозрительных лиц. Один бдительный лейтенат задержал и привел околачивающегося около узла связи подозрительного человека (разумеется, еврейской наружности), предположительно подслушивающего переговоры офицеров. Однако проведенной проверкой, обыском у него дома и допросом его родственников и знакомых, было выявлено, что никакого отношения к партизанам он не имеет и был отпущен.
Становилось очевидным, что ни подавление советских батарей, ни зачистки каких-либо видимых результатов не принесли. Требовалось какое-то оригинальное, свежее решение, и рассудительные немецкие офицеры его нашли: казни заложников из числа мирного населения. Сейчас можно лишь гадать, кто именно это предложил - опера тайной полевой полиции (Geheime Feldpolizei, те, кого в советское время собирательно называли гестаповцами, хотя в 1941 году ГФП еще подчинялась не Гестапо, а армейским контрразведчикам), чекисты из СД или простые парни в фельдграу из корпусной контрразведки. В любом случае, инициаторы, вероятно, знали о предстоявшем окончательном решении еврейского вопроса на территории Причерноморья, поэтому рассуждали рационально: если уж все равно будем уничтожать всех евреев, то почему бы не извлечь из этого немного пользы?

К 29 августа через фильтрационный лагерь в Херсоне прошли уже 1600 человек, ожидали проверки еще 250 человек, в результате фильтрации были выявлены 49 военнослужащих и 153 еврея, остальные получили пропуска и были отпущены.
В этот день утром в 11-00 по местному времени и была проведена первая массовая казнь в Херсоне: были расстреляны 100 человек задержанных из числа еврейского населения, а также семь человек деятелей советской администрации и комиссаров, выявленных в ходе зачистки. В новом обращении оккупационной администрации говорилось:

2908.jpg

Однако в последующие дни 30 и 31 августа обстрелы города продолжились: было ранено еще 8 человек рядового и унтер-офицерского состава, а близкие разрывы снарядов вынудили штаб корпуса 30 августа перенести свой КП на несколько километров за пределы города, в Федоровку.
Всего к 31 августа было расстреляно 122 человека, однако очевидная безрезультатность террора не смущала немецкую оккупационную администрацию: как уже было сказано выше, через неделю, 6 сентября, будут расстреляны еще 100 заложников, а к 15 сентября цифры казненных вырастут до 410 человек. Попытки отдельных людей спасти своих друзей и знакомых от гибели, назвав их русскими или украинцами, натыкались на бдительность других херсонцев. Слово Б.Е.Вадону:

Многие херсонцы, желающие эвакуироваться, не смогли. В эвакопункте не оказалось бланков и некому их было оформлять (многие сотрудники заранее выехали). Впоследствии большинство оставшихся из них были забраны в гетто и гестапо... Погибло от рук фашистов и полицаев много известных, уважаемых граждан. Доктор Баумгольц Александр Веньяминович, его родной брат адвокат Баумгольц Тимофей Веньяминович, художник-реставратор Унгер, главный бухгалтер хлопкозавода Гомберг, доктор Коган, часовой мастер Вайнер. Расстреляли жену и дочь бессменного директора херсонского передвижного цирка Чарского. Я дал свою подпись в гестапо, что соседка по улице Комсомольской в доме №24, восемнадцатилетняя девушка Миля Чарская по отцу - русская, с добрыми побуждениями помочь ей. Но соседи со двора опровергли это, за что я был наказан в гестапо двадцатью ударами плетью.

general-der-fanterie-franz-mattenklott.jpgОстается последний вопрос. Кто же был этот немецкий командир дивизии, которого якобы - по мнению советской стороны - накрыла артиллерия в Херсоне? Ответ - видимо, никто. Командир 72-й пехотной генерал-лейтенант Франц Маттенклотт благополучно пережил войну и скончался в 1954 году. Среди офицерского состава дивизии в последнюю декаду августа убитых не было. Не было вышедших из строя и в штабе LIV. армейского корпуса..
Судя по всему, в качестве гибели командира дивизии по испорченному телефону от местного населения и от партизан дошла информация об эвакуации кого-то из троих раненых офицеров дивизии. Учитывая, что лейтенант фон Рольф был ранен легко и остался в строю, остаются лейтенант Вибе и гауптманн Гроте. Думаю, можно достаточно уверенно поставить на второго, поскольку лейтенант Вибе был ранен еще 24 августа, когда 648-й кап огня по Херсону, по-видимому, еще не вел. Местные партизаны вряд ли разбирались в тонкостях немецких знаков различия и, вероятно, могли принять яркие
гауптманнские погоны с серебряной тесьмой и двумя большими звездами за генеральские.


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

ioncore: (Default)
ioncore

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios